2012. V Батаевские чтения


Стилистические способы выражения эмоции гнева

Болдовская Н.В.,  Травкин С.В.

16 ноя 2012

Эмоции представляют собой особый класс состояний психики, отражающих отношение индивида к окружающему миру. На протяжении всей жизни мы испытываем эмоции, к классу которых относятся чувства, страсти, аффекты. Любые проявления человеческой активности сопровождаются эмоциональными переживаниями. Благодаря эмоциям мы можем достаточно точно понимать состояния других людей, что позволяет лучше настраиваться на коммуникацию и совместную деятельность.

Эмоции – это своего рода внутренний язык, посредством которого человек узнает о происходящем. Особенность эмоций состоит в том, что они отражают отношения между мотивами деятельности и ее реализацией. Они организуют, стимулируют и направляют деятельность человека.

Эмоции являются предметом изучения не только психологии, но и лингвистики. В лингвистике эмоциональность рассматривается как признак речи, отражающий психическое состояние человека. Однако существуют различные трактовки этого термина. Одни исследователи понимают эмоциональность как свойство личности, другие – как свойство языкового знака. Так, И.И. Туранский определяет эмоциональность не как собственно лингвистическую категорию, а как состояние психики, о котором можно судить по каким-то объективным языковым данным [7, 11].

Но как лингвистический термин «эмоция» подразумевает не свойство субъекта, а содержание значения слова как языкового знака, фиксирующего факт эмоционального переживания субъектом некоторого явления действительности.

Большая роль в изучении эмоциональной составляющей в лингвистике принадлежит А. Вежбицкой. Ее лингвистическое толкование эмоций основывается на анализе ситуаций, в которых эмоции возникают. Это позволило дифференцировать названия отдельных эмоций и описать их семантическое содержание [1, 41]. Эмоционально-окрашенные единицы языка принято называть эмотивными. Под эмотивностью понимается способность человека выражать свои чувства, приходить в состояние душевного волнения [13].

Впервые на необходимость различать «эмоциональность» и «эмотивность» обратил внимание Ш. Балли. В отечественной лингвистике этому вопросу посвящен целый ряд исследований. В.А. Маслова предлагает рассматривать эмоциональность как психологическую характеристику личности, состояние и уровень развития ее эмоциональной сферы, а эмотивность как лингвистическую характеристику слова, предложения, способную произвести эмоциогенный эффект, т.е. вызвать у языковой личности реципиента сообщения соответствующие эмоции [5, 185].

В.И. Шаховский утверждает, что эмоциональность, в отличие от эмотивности – характеристика, присущая самому слову, его семантике: слово либо именует эмоцию, либо включает эмоциональный компонент в свое лексическое значение. Эмотивность означает одну из трех базовых характеристик языка наряду с когнитивностью и коммуникативностью, и может пониматься как «лингвистический аспект категории эмоциональности», т.е. «лингвистическое выражение эмоций» [8].

Т.В. Ларина подчеркивает различную направленность и предназначение этих категорий: «Эмоциональность, как инстинктивное, бессознательное, незапланированное проявление эмоций, сфокусирована в большей степени на субъекте (это эмоции для себя). Эмотивность, как сознательная, запланированная демонстрация эмоций, направлена на объект (это эмоции для других)» [4, 37]. Л.А. Пиотровская определяет эмотивность как функцию языковых единиц, выражающую эмоциональное отношение говорящего к объективной действительности и к содержанию значимых единиц языка, как номинативных, так и коммуникативных [6].

Как видно из приведенных выше определений эмоциональности ее рассматривают и как психическое явление, и как лингвистическое. При этом неоспоримым остается тот факт, что лингвистическим выражением эмоций является эмотивность. Следует признать, что эмоциональность как психологическая характеристика личности, то есть как психическая категория, выражается в языке в виде эмоционально-окрашенных единиц, то есть эмотивных дескрипторов.

Термин «эмотивность» часто используют как синоним термина «экспрессивность». Разделяя точку зрения В.И.Шаховского и И.И.Туранского, мы считаем эмотивность функционально-семантической категорией, а экспрессивность – коммуникативной, то есть являющейся признаком высказывания, его качественной характеристикой. При этом в основе каждого высказывания предполагается оппозиция экспрессивности и нейтральной формы изложения [7,8].

Таким образом, эмотивными единицами следует считать языковые единицы, содержащие эмоциональный компонент и выполняющие эмотивную функцию. Эмотивные единицы способствуют экспрессивности высказывания.

Существует несколько теорий, объясняющих происхождение эмоций у живых существ. Дарвин считал, что принцип эволюции применим не только к биофизическому, но и к психолого-поведенческому развитию живых существ. Согласно его эволюционной теории, эмоции появились в процессе эволюции как механизмы приспособления, необходимые для адаптации к условиям жизни. Например, в случае неспособности индивида к быстрому принятию решения в опасной ситуации активизируется особое состояние аффекта, представляющее собой закрепившийся в эволюции способ действия в критические моменты [9].

Ряд психологов, поддерживавших дарвинские идеи, стали развивать теорию о биологическом происхождении эмоций из инстинктивных реакций животных. Так появилась рудиментная теория. С точки зрения приверженцев этой теории выразительные движения, сопровождающие страх, являются рудиментными остатками животных реакций, проявляющихся при бегстве, а движения, сопровождающие гнев, рассматриваются как остатки реакций нападения. С точки зрения современной психологи гнев представляет собой эмоциональное состояние, характеризующееся чувством сильного, яростного возмущения. Это состояние обычно имеет негативный оттенок и, как правило, смешивается и взаимодействует с другими аффективными эмоциями, такими как презрение, отвращение, раздражение.

Изучение психолингвистических особенностей аффективных эмоций позволило сделать вывод о том, что все эти состояния имеют одну и ту же природу. Так, например, слабый раздражающий фактор может вызвать раздражение, а раздражитель более существенный высвобождает гнев. Соответственно презрение, отвращение, возмущение и гнев могут быть связаны отношениями, при которых одно состояние переходит в другое: возмущение при определённых обстоятельствах незамедлительно переходит в гнев, а гнев, в свою очередь, может потерять силу и перейти в состояние презрения.

Краткий экскурс в историю морали в трёх наиболее распространённых религиях показывает различное отношение к этой эмоции и к её проявлениям. В индуизме считается, что гнев является в равной степени корнем зла и добра. Аффективные эмоции дают силы для достижения успеха, но в неконтролируемом виде могут нанести вред. Ислам трактует гнев как эмоциональное возбуждение, вызванное недовольством из-за обиды или несправедливости. Мгновенный гнев – естественен, а вот поступки, совершенные под влиянием гнева, считаются неправильными и осуждаются. В христианстве греховность или безгрешность гнева зависит от его причин, цели и степени. В Ветхом Завете часто встречается такое понятие, как праведный гнев.

С физиологической точки зрения эмоция гнева может возникать непосредственно лишь с помощью раздражающей стимуляции. И тут от человека совершенно не зависит, желает он иметь эту реакцию или нет. Внешние раздражители могут вызывать у человека неприятные ощущения, которые, в свою очередь являются активатором чувства гнева. Активировать эмоцию гнева может какое-либо действие, ощущение или просто мысль. Даже слабые болевые ощущения, если они длительны, могут вывести человека из себя или просто сделать его раздражительным. При этом интенсивность эмоции гнева зависит от эмоционального порога индивида. Человек с низким порогом гнева менее эмоционально устойчив.

Существуют общие для всех людей причины возникновения эмоции гнева, не зависящие от психологических особенностей поведения конкретных личностей. Первое место среди таких причин занимает боль в широком смысле этого слова. Наблюдения ученых показали, что у маленьких детей, сознание которых ещё не успело сформироваться в полной мере, неожиданная боль неизменно вызывает гнев. Боль, связанная с внутренними переживаниями человека, является не менее, а может быть и более сильным катализатором гнева. Большинство эмоционально насыщенных, драматичных ситуаций в литературе связано именно с внутренним раздражителем. Страсть, чувство оскорблённого достоинства, ревность относятся к самым сильным раздражающим факторам.

Эмоция гнева может проявляться в чистом виде и сразу, а может постепенно развиваться из других эмоциональных состояний. Сначала человек слышит или видит то, что ему неприятно, начинает испытывать недовольство, которое постепенно усиливается. В том случае если раздражающий фактор не исчезает в течение определенного временного промежутка, недовольство переходит в раздражение, возмущение и, наконец, в гнев.

На первый взгляд гнев воспринимается как исключительно отрицательное явление в психологии человека. Однако вопрос представляется намного сложнее. Гнев глубоко заложен в человеческое сознание на уровне животного инстинкта и за всё время существования человечества эта эмоция не исчезла, как нечто архаичное, но сохранилась в своём первоначальном виде. В процессе эволюционного развития все ненужное должно было исчезнуть. Если эмоция гнева не исчезла, то для чего она существует? Дело в том, что гнев выполняет важную физиологическую функцию: он способствует мобилизации ресурсов человеческого организма. Когда человек испытывает страх или боль, в кровь выбрасывается порция адреналина, активируется эмоция «ярость», что в свою очередь позволяет организму сконцентрировать ресурсы, необходимые для преодоления преграды или уничтожения врага.

Интересное наблюдение сделал польский путешественник Яцек Палкевич, изучавший жизнь индейцев-аборигенов перуанской Амазонии [11]. Поведение индейцев, их мышление, остающееся на примитивном первобытном уровне, позволило наблюдать древнейшую человеческую эмоцию в действии. Каждый раз как один из научных сотрудников приближался к хижине индейца, тот испытывал чувство ярости и направлял на учёного свой лук. Действия чужого человека воспринимались как посягательство на личное имущество, как интервенция и угроза благополучию, что в лесах Амазонии приравнивается к угрозе жизни. Существует много примеров того, как в экстремальной ситуации в человеке пробуждались силы, о которых он мог и не догадываться на протяжении своей жизни. С эволюционной точки зрения чувство гнева напрямую связано с чувством самосохранения, а значение последнего трудно переоценить.

В современном обществе гнев зачастую воспринимается как нечто противоестественное и нежелательное. Несдержанность в проявлении сильных эмоций может привести к самым нежелательным последствиям. Вспышка необоснованного гнева влечет за собой гневные слова, способные сильно обидеть человека, стать причиной разлада отношений между людьми. Для выражения гнева в художественной литературе используются эмотивные дескрипторы различных уровней. Условно их можно разделить на две основные группы: лексические и синтаксические. Персонажи романа Л. Макмерфи «Одинокий голубь» часто не стесняются в выражениях, прибегая к эмотивной лексике [12].

К лексическим средствам относятся междометия, эмоционально окрашенная лексика, а также многочисленные художественные тропы, такие как эпитет, метафора, лексические повторы и другие. Эпитеты, влияющие на выразительность слова, часто используются в литературе благодаря своей информативности. Без эпитетов нельзя построить художественного образа. Наличие эмоционально окрашенного эпитета усиливает экспрессивность фразы или предложения. Например: Where’s your goddamn car? Эпитет «goddamn» говорит о том, что спрашивающий находится под воздействием эмоции гнева.

Эпитеты очень точно выражают позицию персонажа, его отношение к предмету разговора. В следующем примере и без того эмоциональное восклицание «You are a liar» усиленно эпитетом «black»: «You're a black liar», Augustus said calmly.

Эпитеты часто становятся основой метафорических выражений: «No slop-eating pig is as smart as a horse», Call said, before going on to say worse things. Эпитет «slop-eating» говорит о пренебрежительном отношении персонажа не только к свиньям, но и к определенному персонажу. Метафорическое сравнение человека со свиньей характеризует также и самого говорящего как высокомерного человека.

Сравнение часто используется автором для выражения отношения персонажа к описываемым событиям или другим персонажам. Вышедший из себя герой романа восклицает: «Come on John, You are as stubborn as a donkey!». Сравнив своего товарища с ослом, персонаж выражает своё негодование и раздражение, связанное с глупым упрямством друга.

«Augustus walked down and met the men at the wagons. "It's a little early for you two to be quittin', ain't it, girls?" he said. "Or is this Christmas or what?"» Назвав мужчин «девушками», говорящий указывает на низкую работоспособность мужчин, что говорит о раздражении персонажа. Слово «Christmas» выступает синонимом прилагательного «праздник» или «выходной».

Одним из мощнейших средств передачи сильных эмоций являются лексические повторы. Повторение ключевого слова или словосочетания несколько раз делает его более заметным, что, в свою очередь, способствует усилению экспрессивности всего предложения: «I will shoot him! I have a shotgun. I will shoot him when he comes back if you don't let me in».

Наиболее часто встречающимися синтаксическими средствами выражения сильных эмоций являются инверсия, умолчание и восклицание. Инверсия используется с целью изменить смысл фразы, либо придать ей нужный оттенок. В приведенном ниже предложении инверсия позволяет поставить акцент, насытить предложение эмоционально: «Not till he received the letter did he realize how difficult his situation was».

Умолчание как синтаксическое средство, умышленная недосказанность мысли может использоваться для устрашения или запугивания. Вместо прямой угрозы типа: «I will come and kick your ass!» может быть использовано умолчание: «I will come and… just wait…!». В данном случае умолчание выражено графически. Вообще графические средства очень часто используются для усиления выражения эмоций, привлекая внимание читателя к высказыванию. Фонетическим средством выражения негодования служит интонация. В тексте интонация может обозначаться лексическими средствами – наречиями и прилагательными, либо графическими.

Схематично можно представить эмотивные языковые дескрипторы, выражающие раздражение, возмущение и гнев в виде небольшой таблицы.

Языковые средства выражения гнева

Лексические Синтаксические Фонетические Графические
Междометия
Слова, выражающие эмоции
Эмоцонально-окрашенная лексика
Тропы (эпитет, метафора, сравнение, анафора и др.)
Инверсия
Умолчание
Риторические вопросы
Восклицательные предложения
Эмфатические конструкции
Интонация
Эмфатическое ударение
Жирный шрифт, курсив
Разреженный шрифт
Многоточие

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Вежбицкая А. Сопоставление культур через посредство лексики и грамматики. /Пер. с англ. А.Д. Шмелева. / А. Вежбицкая. – М.: Языки славянской культуры, 2001. – 272 с.

2. Гридин В.Н. Экспрессивность // Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Наука, 1990. – 386 с.

3. Изард К. Эмоции человека. – М., 1980. – С. 42-45.

4. Ларина Т.В. Эмоциональность и эмотивность в коммуникации // Межкультурная коммуникация и перевод. – Волгоград, 2004. – С. 36–46.

5. Маслова В.А. Параметры экспрессивности текста. [Текст] // Человеческий фактор в языке. Языковые механизмы экспрессивности. – Москва: Наука, 1991. – С. 179–204.

6. Пиотровская Л.А. Эмотивность как языковая категория/ Л.А. Пиотровская // Вестник Санкт- Петербургского университета. – Серия 2. – Вып. 2. 1993. – С. 42.

7. Туранский И.И. Семантическая категория интенсивности в англ. языке [текст] / И.И. Туранский. – М.: Высшая школа, 1990. – 173 с.

8. Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лексико- семантической системе языка. – М.: ЛКИ, 2008. – 208 с.

9. Charles Darwin. "The expression of the emotions in man and animals". – London: John Murray, Albemarle Street, 1872. – 591 р.

10. Palkiewicz Jacek. The Amazon River Without Secrets. 2008 // [Электронный ресурс] // www.palkiewicz.com/pdf/amazonRiver.pdf (Дата обращения 20.10.2012).

11. Plutchik Robert. The Psychology and Biology of Emotion. – H-C., 1994.

12. МсMurtry Larry. Lonesome Dove. – Simon & Schuster. US., 1985. – 843 p.

13. Яценко Н.Е. Толковый словарь обществоведческих терминов. – СПб.: Лань, 1999. – 524 с.